Главная | Защита прав потребителя | Покрывают ли блокадникам похраны

Шкатулка с секретом. Очерк, предисловие к мемуара


В прошлом веке Герцен, скорбя по поводу пяти казнённых декабристов, сказал: Были планомерно, целенаправленно убиты не просто миллионы людей, а миллионы лучших. Уничтожен был генофонд русской нации. Погибло едва ли не всё, что обреталось Россией веками. А деревню, как извечный и надежный российский фундамент, буквально разорили и раздавили. Но главное — уничтожили само понятие свободы, достоинства и уважения Личности. Новым, красным режимом все это вырывалось резко, с корнем.

Комментариев: 21

Теперь родители не смели говорить с детьми о добром, достойном прошлом, о извечных русских традициях и семейных укладах, о предках-непролетариях, будь то Пушкины или Толстые. Было опасно под страхом ареста и смерти вслух вспоминать родных - бабушку, деда. Но надо было как-то уметь исхиться , удачно скрыть это.

А потому почти в каждой семье существовало молчаливое табу, своя особая тайна. Была такая тайна и у нас. И связана она была с красивой полированной шкатулкой орехового дерева. Я называла её — шкатулка с секретом. Стояла шкатулка за дверцей в глубине маминого изящного старинного туалетного столика, чудом уцелевшего в перипетиях военных и послевоенных лет. Она была заперта на ключик, и, сколько помню себя, отец запрещал к ней прикасаться. Это была старинная вещь, дивной ручной работы, с инкрустацией.

Перламутровый неброский узор волшебно поблескивал среди убожества нашей тогдашней жизни в Останкине, на окраине Москвы, где я родилась в двухэтажном рабочем бараке на Третьей Останкинской улице ныне проспект Королёва. Они с мамой вместе окончили Тимирязевку, где студентами и поженились. Вот и дали семье временную жилплощадь рядом с выставкой. Но, как известно, временное — самое постоянное.

И простояли эти бараки, битком набитые беднейшим людом, аж до самых восьмидесятых годов. И было в нём, как и полагается всякой твари по паре. Кто только у нас не поселялся в войну и после. В тесноте длинного коридора со множеством разнообразных дверей, обитых клеенкой и рваными ватными одеялами, толкались мои чумазые сверстники.

Жил тут инвалид войны безногий летчик дядя Вася — вчерашний герой, офицер, а ныне горький пьяница, мастер по керосинкам и примусам, которого жена Нюрка, слава Богу, приняла, не выгоняла. Жил даже скрипач из оркестра Большого театра, высокий худой еврей Шебалдаев, вечно опаздывающий по вечерам со своей скрипочкой на трамвай, на спектакль.

Покрывают ли блокадникам похраны это исключительный

Неведомо какими судьбами он попал в этот утлый ковчег. Его черненькая, шепелявая дочка Кира, надменная и способная девочка. Кстати в девяностые, не смотря на дефект речи, стала даже телеведущей Кирой Григорьевой. Иногда по углам причитали одинокие и обиженные, заброшенные старухи. Москвичка бабушка, мамина мама , с дедом-профессором МАИ, преподававшим студентам даже в войну моторостроение самолетов, жили всю жизнь на Таганке, на Николо-Ямской тогда ул.

Ульяновская в своей старинной московской квартире. А я, в те годы малышка-школьница, постоянно простаивала в каких-нибудь длиннейших очередях. За керосином и за мукой, за сахаром и за хлебом. Все продавалось тогда по карточкам. Не дай Бог их потерять! Помню, всё детство с моих ладошек не исчезали цифры, написанные химическим карандашём прямо по коже - номер в какой-нибудь очереди.

И после войны стал изобретателем замечательных сельхоз-машин: Однажды, когда он был где-то в командировке, мама, присев на корточки у туалетного столика, достала заветную шкатулку и, отперев ключиком, бережно подняла крышку. А взгляду предстало нежно-розовое, шелковое нутро шкатулки, обитое мелко простеганным атласом.

Удивительно, но факт! Так что запах гнилья в стороне от нашего места ночлега отвлечет зверей от нас. На сегодня минимальная пенсия около 6, евро в год, максимальная в два раза больше.

В крышке сверкнул квадратик зеркала, на четырех хрустальных винтах — как в сказке Кто смотрелся когда-то в это чудное зеркальце?.. Чьё лицо, вот так же склонённое, отражалось в нём?.. А теперь оно отражало убогую нашу комнату с белёной печкой, оранжевым абажуром над круглым столом, этажерку с книгами, на полочке семь беломраморных слоников и ещё — два склоненных лица: И всё такое невиданное, волшебное.

Удивительно, но факт! В Париже Плевицкая была знакома с Цветаевой, порой выручала деньгами, учила вязать перчатки и шапочки на продажу. Лишь бы нам сюда баб привезли трахаться и размножаться детьми в таежном лесу.

От всего этого сказочного, прекрасного у меня перехватывало дыхание. Я спросила тоже шепотом: Так впервые меня коснулся загадочный мир моих незнакомых предков. Тогда нас учили в школе, что вообще все хорошее, всё правильное началось с революции, с года. Вероятно, в нём по утрам с удовольствием пили ароматный кофе, делали красивые прически и вечерами ездили в концерты.

А разговаривая, как бы невзначай, натягивали на длинные ухоженные пальцы лайковые перчатки. Спокойный мир, где любили, где горячо и искренне молились: С улыбкой фотографировались, придерживая рукой от ветра шляпу с пером. А потом, уже дома, зачем-то перевязывали пачку этих открыток шелковой лентой Но над ним почему-то витали запрет и проклятье. Навсегда остался в памяти мамин строгий, предупреждающий жест — палец, приложенный к губам.

Покрывают ли блокадникам похраны юности

И ещё — чарующий запах минувшего, где отражалось в зеркальце лицо моей незнакомой бабушки: Возможно, чем-то похожее на моё. Основоположница русской песни как жанра. Собравшая и впервые исполнившая с высоких подмостков более полутора тысяч народных песен. Сибирских и курских, поволжских и воронежских, песен кубанских и терских казаков.

Не сосчитать сколько десятков тысяч верст исколесила, а так и не объездила всей России, да разве ее, матушку, измеришь? Это была воистину великая женщина, которую Господь Бог одарила с особой щедростью. Он дал ей мудрость, дар певческий и литературный. Красоту внешнюю и, что еще важнее, душевную. Дал горячее, страстное и доброе сердце. И случалось, плакал, слушая ее песни.

А царица и дочки любили принимать Надежду Васильевну у себя в гостях. Она даже учила их расшивать полотенца красно-черным курским узорным крестиком. Петь Им было приятно и легко Своей простотой и ласковостью Государь обвораживал так, что во время его бесед со мной я переставала волноваться и, порой нарушая этикет, к смущению придворных, начинала даже жестикулировать.

Светские, пожилые господа, утомясь ждать, начинали переминаться с ноги на ногу Слушатель Он был внимательный и чуткий. И так горячо любил всё русское! Меня привезли в придворной карете в Царское.

Поддержите нас сегодня — пусть Global Voices остаются сильными!

Добродушный Командир полка В. Комаров, подавая мне при входе в собрание чудесный букет, заметил мое состояние. Что прикажете подать для бодрости? Но и это не помогло Вот распахнулась дверь и я оказалась перед Государем. Это была небольшая гостиная. Только стол, прекрасно убранный бледно-розовыми тюльпанами, отделял меня от Государя. Он сразу догадался о моём волнении и приветствовал теплым взглядом.

И чудо случилось, страх мой прошел, я вдруг успокоилась По наружности Государь не был величественным. Рядом сидящие генералы и сановники казались гораздо представительнее.

Удивительно, но факт! Вокруг нашего вольного поселения вырос надежный плетеный забор из зеленых веточек, которые по моему выводу могли пустить корни если не в этом году, то в следующем году точно. Мы точно знали, что скоро сделаем ноги из этих мест и никогда не увидим забора.

Но я бы, и портретов не зная, не колеблясь, указала именно на скромную особу Его Величества. Из глаз его лучился прекрасный свет царской души, величественный своей простотой и покоряющей скромностью Выбор песен был предоставлен мне, и я пела то, что было мне по душе.

Покрывают ли блокадникам похраны прогрессистов

И про горькую долю крестьянскую, и про радости. Порою шутила в песнях, и Царь смеялся. Он очень понимал шутку крестьянскую, незатейную. Он рукоплескал первый и горячо. Была там блестящая гвардейская молодежь, кирасиры, конвойцы Когда я приехала, Великие Княжны уже были там и пили с приглашенными чай Царевны были прелестны всей свежестью юности и простотой.

Ольга Николаевна вспыхивала как зорька, а у меньшей Царевны — Анастасии всё время шалили глаза Во дворце царили простота и уют

Читайте также:

  • Таможенное оформление грузов из китая от 1 кг
  • Судебный пристав кандалакши чернова алена олеговна
  • Типовые бух проводки в церкви
  • Понятие производственная травма
  • Закон о регистрации юр лиц в жилых помещениях
  • Проекты оформления квартир
  • Мотив совершения краж